Rambler's Top100
ДАЙДЖЕСТ

Истинное лицо наших власть предержащих на примере олигарха Виталия Гайдука

[13:27 27 августа 2008 года ] [ ОЛИГАРХ.net, 26 августа 2008 ]

Женщина с ребенком оказались мусором на пути “охраняемых лиц”.

16 января в Киевском райсуде Донецка начали слушать по существу гражданское дело о взыскании морального вреда, причиненного семье Микитиных 17 мая 2000 года. Это уже пятый судебный процесс по поводу трагедии, о которой слышал, наверное, каждый донецкий житель: автомобиль “ИСД”, заехав на тротуар, раздавил пятилетнюю Машу, бабушка и мама которой на сегодня уже требуют с корпорации-владельца транспортного средства 83 миллиона гривен.

Судье Киевского райсуда Людмиле Павленко пришлось зачитать показания свидетелей, звучавшие раньше (производство открыто в декабре 2002 года): Женщина с ребенком оказались мусором на пути “охраняемых лиц” 

— ... Мне позвонила Наташа, — рассказывает подруга Микитиных, — и сказала, что ее дочь Маша, наверное, не жива... Я прибежала на место происшествия, и увидела Машенькины ножки из-под джипа... Рядом лежал мозг...

В момент оглашения этих свидетельств Наталью Микитину удалили из зала, освежать подробности того майского дня, которые и так живут в ее сознании, было бы чересчур бесчеловечно. “Лексус-470”, принадлежащий корпорации “Индустриальный союз Донбасса”, внезапно свернул с Театрального проспекта и задним ходом двинулся в арку жилого дома по адресу проспект Театральный 26, подмяв под себя мать и ребенка. Позднее Наталья расскажет, что боковым зрением заметила стоящую на обочине машину (внутри гремела музыка), но они уже миновали джип, поэтому упустили момент, когда тот резко завелся и задним ходом двинулся в арку. Очнулась Наталья Микитина под днищем — в руке все еще была детская ладошка, прямо над ней вращался кардан, голову дитя раздавило заднее левое колесо. Выбравшись, Наталья попыталась поднять машину, которая весит больше тонны.

За отчаянными действиями матери наблюдали бойцы военизированной охраны “Титан”, которые, как рассказал на следствии водитель, “охраняли безопасный въезд автомобиля, так как в этом автомобиле совершает поездки охраняемое лицо”. Жители дома, под окнами которого это случилось, уверяют, что их соседом, и по настоящее время живущим в квартире N3, является совладелец “Индустриального союза Донбасса” Виталий Гайдук. Ему же принадлежит квартира N1, где в 2000 году находилась фирма, родственная ИСД.

— Я застала ее в шоковом состоянии, — рассказывает Людмила Микитина, — босоногая, растрепанная, она, казалось, не понимала что произошло, и силилась освободить ребенка — ведь всего несколько минут назад Машенька рассказывала ей как провела этот день в детском садике. Меня охватило страшное потрясение, и единственное, что я смогла сделать, это скрутить “козырный” номер — 002-30ЕО

Чтобы вынуть тело, джипу пришлось еще раз проехаться по Машеньке. На глазах у обезумевшей матери ее дитя бросали в “труповозку”...

Людмила Микитина считает, что водитель Михаил Юрко был не один в “Лексусе”. Например, потому, что когда она прибежала на место ДТП, распахнуты были обе передние двери машины.

— И кого-то же охраняли эти двое автоматчиков в бронежилетах, которых я там застала? — говорит бабушка погибшей, Людмила Микитина. — Раньше на Гайдука было покушение, поэтому применялись такие меры безопасности: как только джип подъезжал к подъезду, “титановцы” занимали свои места по обе стороны подъезда. А признания водителя говорят о том, что создав все условия для поездки босса, никто из них и не подумал, что пешеходы имеют первоочередное право на безопасное движение по тротуару. Члены моей семьи были всего лишь мусором на пути “охраняемых лиц”.

При оглашении подробностей люди в зале заседания хватались за сердца и утирали слезы. Но среди них не было Vip-персон — известных всей Украине учредителей “Индустриального союза Донбасса”, хотя они приглашались, и лично расписались в повестках. Представитель ответчика, юрисконсульт “ИСД” Надежда Хмельницкая, не смогла пояснить причины их неявки.

Суду пришлось проверить слух о стяжательстве пострадавших

— Сначала у нас и мысли не было о том, чтобы подавать иски, мы пребывали в глубоком шоке. — вспоминает Людмила Микитина, — Только потом до меня начало доходить, что нормальные люди должны были бы осознать, что с того момента наши жизни разделись на “до” и “после”, они должны были прийти и сказать: “Отмотать время назад, исправить страшную ошибку невозможно, но мы хотели бы помочь спасти хотя бы вашу дочь”. Ведь Наташа в тот момент сходила с ума от горя и имела только одно желание: уйти из жизни. Из-за ее психо-эмоционального состояния даже не сразу заметили физические увечья, которые она получила в тот день. Нам помогали незнакомые простые люди, а к этим я сама обратилась в критический момент — попросила деньги на лечение Наташи, и 30 мая они передали 1100 гривен под расписку (во столько они оценили необходимую Наташе медпомощь, потому что я не называла конкретной цифры). Но состояние ее не улучшалось, врачи настаивали везти дочь в Киев, в диагностический центр, и 5 июля я снова вымолила подачку — приложив направление из больницы. Заведующий гаражным хозяйством “ИСД” Лебедев привез мне 3,5 тысячи гривен, которые я должна была заплатить за обследование. Передав эти деньги, завгар сказал: “Вы решили обогатиться?”. И еще добавил: “Вы повредили номерной знак нашей машины, и мы на вас за этот ущерб еще в суд подадим, не рассчитаетесь”. Это было только начало целой цепи издевательств.

В августе 2000 года я отправила на адрес корпорации ценным письмом справку ВКК из психоневрологического диспансера г. Донецка о том, что Наташа нуждается “в реабилитации и санаторно-курортном лечении с сопровождением”. После этого Лебедев посоветовал забыть их номер телефона: “Боссы передали” — уточнил он. А в сентябре я рискнула передать через приближенных письмо с криком о помощи одному из близких друзей корпорации. Уже через 2 дня ко мне приехал тот же Лебедев. Позвонил, чтобы спустилась к подъезду. Потрясая письмом перед моим лицом, сказал: “Ну что, решила письма писать? Будешь писать еще, закатают в асфальт или будете болтаться в проруби”

В сентябре 2000 года Ворошиловский райсуд Донецка признал преступление нетяжким и освободил от наказания водителя Михаила Юрко, который ради амнистии полностью признал свою вину (о дате рассмотрения этого уголовного дела Микитиных не уведомили). В октябре Апелляционный суд Донецкой области оставил приговор в силе.

Гражданское дело о взыскании неимущественного вреда, причиненного в результате наезда, слушается в третий раз. Сначала Ворошиловский райсуд решил взыскать в пользу Микитиных 50 тысяч гривен, но это произошло без участия истиц, что является грубейшим нарушением ГПК. По апелляционной жалобе это судебное решение было отменено. В целях достижения непредубежденности апелляционный суд передал дело Микитиных Киевскому районному суду, который так же формально защитил пострадавших (на сей раз, оценив их страдания в 500 тыс. грн.), но, по мнению прокурора Ольги Сельской, опять серьезно нарушил требования Гражданско-процессуального кодекса. Весной 2006 года уже третий судья, Людмила Павленко, удовлетворила ходатайство истцов о назначении судебно-бухгалтерской экспертизы, после чего дело около года бродило в Киеве (”ИСД” обжаловала необходимость экспертизы в Верховном суде, но потерпела фиаско).

— Мне не раз приходилось слышать от разных людей, что наша цель — стяжательство. Говорят о том, что мы обогатились и жаждем еще — эти слухи настолько живучи, что страшно по улицам ходить. Создается впечатление, что и распространяются они не случайно. — Людмила Микитина объясняет, что понудило ее требовать назначения судебно-бухгалтерской экспертизы. — Даже зампред облгосадминистрации, где работает Наташа, вызывал ее и требовал объяснить: “Что вы еще хотите от ИСД, вам же столько дали!” Прокурор города Ольмезов в присутствии членов моей общественной организации заявил: “Вы столько получили от людей, оставьте их в покое!” “Кто вам сказал?” — спрашиваю. Отвечает: “Тарута”. Эта экспертиза помогла выяснить реальную картину вспомоществований “ИСД”. Показала, что никаких “квартир на бульваре Пушкина” нам не покупали. Суд затребовал от БТИ информацию о нашей с Наташей недвижимости, и получил ответ, что мы и ту квартиру, в которой жили до 2000 года и где продолжаем жить, приватизировали недавно.

16 января истцы снова увеличили размер компенсации: по двум искам Натальи Микитиной сумма ущерба составляет 58 миллионов гривен, ею так же заявлен иск о взыскании материального вреда — на сумму 33 тысячи гривен (это, в основном, религиозные обряды по погибшей Маше). Бабушка, Людмила Микитина, в самостоятельном иске пытается взыскать 25 миллионов вреда, причиненного лично ей — потерей внучки и инвалидностью дочери.

Позиция корпорации: ни копейки. Позиция прокурора: и 183 миллионов гривен будет мало

Защищавшая интересы корпорации Надежда Хмельницкая в суде держалась не уверенно:

— Владелец источника повышенной опасности несет ответственность за нанесенный источником вред, это написано в кодексе, — соглашалась Хмельницкая с прокурором, — вина водителя Юрко установлена, поэтому я не могу ее отрицать. Но размер компенсации, мы считаем, значительно завышен.

— А какой размер компенсации вы готовы признать?

— Никакой.

“Так вы не признаете причиненный вред? Или признаете не в полном объеме?” — несколько раз переспросила судья. В конце концов, Хмельницкая повторила то, с чего и начинала: “Просим отказать в исках полностью”.

В деле Микитиных областная прокуратура проявила себя на удивление стойким защитником пострадавшей стороны. Ольга Сельская из областной прокуратуры не считает, что исковые требования непомерно велики:

— Я защищаю Микитиных с 2003 года. А на чьей стороне я должна быть? Такая трагедия... Ответчик имел возможность сделать все, чтобы хотя бы немного облегчить участь пострадавших. Но прошло больше семи лет, и за это время ничего не изменилось. Истцами пережит такой стресс, а ведь все наши болезни от нервов... Позиция ответчика мне не понятна! Говорить, что моральный вред не причинен — это не по-человечески и безрассудно — это только становится причиной того, почему истицы увеличивают размер компенсации морального вреда. Ведь это понятно каждому человеку, имеющему детей: для Микитиных невозможно уже вернуться к счастливой жизни. И то, что они попросили — это только часть, даже малая толика того вреда, который в действительности им причинен — я сама мать, и считаю, и 183 миллионов будет мало... По закону истец оценивает сумму своих страданий во столько, во сколько считает нужным. Я вижу, как Людмила Григорьевна помогает другим несчастным, часто слышу как она говорит: что лучше бы пекла пирожки ребенку, чем ходила по кабинетам с жалобами. И я верю, что эти деньги она потратит на удовлетворение своих духовных потребностей и на благотворительность.

— Все эти слова о том, что моральный вред нами не доказан — еще одно издевательство! — заявила суду Микитина. — Перенесенное нами горе можно понять лишь душой, если она принадлежит человеку, для которого слова “мама” и “дитя” что-то значат. Они действовали по принципу — “убили и забыли”, создавая для нас психологическую травлю, унижающую материнские и человеческие ценности...

Суд удовлетворил ходатайство Микитиных об истребовании материалов международных аудитов, которые помогут установить финансовые возможности корпорации. По закону существует прямая связь между суммой компенсации и доходами виновной стороны. А “ИСД”, как уверяет Людмила Микитина входит в семерку наиболее богатых украинских компаний. Если верить всеукраинской рейтинговой программе “Гвардия брендов”, в 1 млрд. 556, 8 млн. гривен оценивается только бренд корпорации.

Осенью 2006 года в обеспечение иска было арестовано здание офиса “ИСД” по ул. Щорса 48, земельный участок и злополучный “Лексус”.

“Духовные” люди требуют чеки из церкви и не стесняются лжи

Объясняя такую невероятную сумму иска, Людмила Микитина говорит, что. “ИСД” — постоянный спонсор спортивных, театральных и культурных мероприятий, не скупится на создание своего имиджа, но вряд ли возможно лишний раз покрасоваться в роли меценатов и радетелей о духовности, оказывая помощь своим же жертвам. Затраты на похороны Маши были взысканы с корпорации судом — 16 тысяч гривен.

— В ходе слушания того иска у представителя ответчика вызвала придирки даже цена куклы из магазина “Дисней”, которую мы купили в день похорон, исполнив посмертно Машину мечту, и положили в гробик (480 гривен стоила кукла). — вспоминает Людмила Микитина. — Эти “высоко духовные люди” спрашивали меня: “А где чеки на ваши заупокойные литургии и церковные свечи”?

В защиту “ИСД” в этой истории не высказалось ни одно из СМИ, однако пиарщики корпорации не унимаются. Как видно, по принципу Геббельса (чем наглее ложь, тем легче в нее верится) они распространяют подобные пресс-релизы:

“Это случилось весной 2000 года, но никогда не забудется родителями юного существа. Это драма людей. Их боль. Но страшные дивиденды алчут получить иные люди. Циничные, безжалостные, умело манипулирующие политтехнологиями и беспомощностью нашей судебной системы... Например, известно, что бронированный джип, так часто упоминаемый в сообщениях об этой истории, не имел ни малейшего отношения к корпорации, и не только не был ее собственностью, но даже ею не использовался. Остальные черты “привязки” трагедии к месту, людям и корпорации точно так же “точны”...

“По уму” стоило бы давно заключить мировое соглашение с пострадавшими. Или как минимум — избавиться от джипа, тем более арест на него наложили лишь спустя шесть лет, но хозяева корпорации посчитали все это лишним. Кстати, у правоохранителей есть предположение, что в Украину “Лексус”-убийца попал, минуя таможню. Удивительно, но транспорт, который 17 мая 2000 года совершал поездки, согласно выписанному на имя Юрко корпорацией путевому листу, до сих пор активно эксплуатируется руководителями корпорации.

В июле 2000 года, когда Наталья лежала в лечсанупре, она увидела тот самый “броневик” под окнами — выбежала, начала приседать, рвать на себе волосы — заглядывала под днище, искала кровь Машеньки...

Как рассказывает Людмила Григорьевна, Олег Мкртычан, сегодня — генеральный директор корпорации, одновременно с Натальей лечился в той больнице. И, надо же — не покоробило возить в проклятой машине супругу и детей...

— Я и сейчас часто вижу этот бежевый “Лексус” в районе облгосадминистрации, где работаю. — говорит Наталья Микитина. — В последний раз видела несколько месяцев назад: стоял у библиотеки им. Крупской.

Машин случай породил целое движение в защиту жертв ДТП

Смысл своей жизни пенсионерка Людмила Микитина видит в том, чтобы на деле, как она говорит, воплощать божьи заповеди, работать над возрождением источников духовности, о которой пекутся основатели “ИСД”. Например, помогать другим пострадавшим в ДТП. Ряды общественной организации, которую она учредила, постоянно пополняются — Наталья Авдеева приехала из Авдеевки 16 января, чтобы поддержать Людмилу Григорьевну в суде. 19-летний студент Евгений Авдеев погиб 28 марта 2005 года. Около 23.00 он ехал в такси по Киевскому проспекту (как раз неподалеку от Киевского райсуда, который в дальнейшем амнистировал виновного), а навстречу — пьяная компания.

Мать еще не знала, кто был за рулем того “Опеля”, что врезался в такси на встречной полосе, но видела на санпропускнике областной травматологии тучного черноволосого мужчину лет тридцати пяти, о котором говорили, что это водитель. Состоянием именно этого пациента особо интересовался известный депутат облсовета. Спустя три часа сын Натальи Авдеевой, Евгений, скончался.

— Как же я поразилась, увидев в качестве подсудимого человека, который ничем не походил на того крупного из областной травматологии — это был маленький спортсмен, и старше по возрасту. — говорит Наталья Михайловна Авдеева, — Судья Хримли, освобождая подставного подсудимого, так спешил управиться — даже позабыл, что амнистия уже прошла! Забыл и о втором подсудимом — таксисте (который, я считаю, в этом ДТП не виноват).

Начав свое собственное расследование, Авдеева по журналу регистрации пациентов выяснила фамилию человека, который был доставлен в “травму” вместе с ее Женей. Им оказался сын бывшего главы областной налоговой администрации, который и по описанию — тучный брюнет.

Очевидно, история Микитиных — лишь одна из многих и многих, которые могли бы шокировать общество, но по разным причинам не получили огласки.

Людмила Григорьевна разузнала и о ДТП, виновником которого был судья того же Киевского райсуда. Он совершил смертельный наезд на двух детей неподалеку от места своей работы. В 2001 году по этому факту было возбуждено уголовное дело. Мать погибших вскоре умерла, а отец, писавший жалобы, был найден повешенным. Пока шло разбирательство, судья-преступник наведывался в суд, но где-то с полгода был отстранен от дел. Но после смерти отца пострадавшего семейства поднимать эту тему просто стало некому, судья успешно отмазался и вернулся к своим обязанностям по отправлению правосудия.

— Сын одного из замов председателя Донецкого апелляционного суда ехал из Славянска на Мариуполь на своем БМВ. — Микитина рассказывает еще об одном преступлении без наказания. — В районе поселка Еленовка выехал на встречную полосу и сбил насмерть двоих (Надежду Курусь, у которой осталось двое детей и Вергелис Андрея).

Некоторые удивляются — как при такой активности Микитина до сих пор жива. Об одной из акций, которые организовала Людмила Григорьевна, мы рассказывали прошлым летом в публикации “Костьми под президента”. А о том, что ее бурная деятельность вызывает неудовольствие силовых структур, Микитиной прямо дают понять. PRO-TEST также рассказывал, как 19 ноября Людмилу Микитину похитили возле шахты им. Засядько. Руководитель “группы захвата”, старший лейтенант, который занимается в Ворошиловском РОВД несовершеннолетними, ей сказал: “Собирая людей, вы создаете нам проблемы”.

— Многие родители погибших, видя, что столкнулись с системой, говорят мне, что не готовы к борьбе. Но придет время, и они осознают, что когда-то Бог призовет, и рядом со своим ребенком они не смогут оправдать свой страх перед убийцами. — говорит Микитина.

В своей благотворительности отцы “ИСД”, орденоносцы Сергей Тарута (орден Христа Спасителя за вклад в возрождение духовности) и Виталий Гайдук (орден Ярослава Мудрого) уже добрались до Парижа и Брюсселя.

— Через неделю после ДТП газеты писали: “В наше время морального нигилизма и апатии, духовного упадка и массового психоза в связи с постоянной нехваткой средств на существование, находятся предприятия, чьими силами делается “Скиф”. Деньги, пущенные на “Скиф”, дали промышленные гиганты, среди которых корпорация “ИСД”... В то самое время, когда мне приходилось организовывать круглосуточное дежурство у постели дочери, “ИСД” швыряло деньги на помпезные мероприятия, а средств на памятник для моей внучки у руководства корпорации так и не нашлось. Их отношение к трагедии раздавило нашу семью точно так же, как машина “ИСД” раздавила Машеньку. — заявила Людмила Микитина в суде.

Добавить в FacebookДобавить в TwitterДобавить в LivejournalДобавить в Google BuzzДобавить в LinkedinДобавить в Vkontakte 0

Что скажете, Аноним?

Если Вы зарегистрированный пользователь и хотите участвовать в дискуссии — введите
свой логин (email) , пароль  и нажмите .

Если Вы еще не зарегистрировались, зайдите на страницу регистрации.

Код состоит из цифр и латинских букв, изображенных на картинке. Для перезагрузки кода кликните на картинке.

ДАЙДЖЕСТ
НОВОСТИ
АНАЛИТИКА
ПАРТНЁРЫ
pекламные ссылки


metaltop.ru Rambler's Top100 miavia estudia

(c) Укррудпром — новости металлургии: цветная металлургия, черная металлургия, металлургия Украины

При цитировании и использовании материалов ссылка на www.ukrrudprom.ua обязательна. Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентства "Iнтерфакс-Україна", "Українськi Новини" в каком-либо виде строго запрещены

Сделано в miavia estudia.