Rambler's Top100
ДАЙДЖЕСТ

Как спасали Приватбанк, и что происходило за кулисами

[07:40 20 декабря 2016 года ] [ Економічна правда, 19 грудня 2016 ]

На протяжении двух недель ЭП следила за переговорами о национализации Приватбанка. Как это происходило, и почему некоторые участники переговоров остались недовольными?

Пока в Украине наблюдаются существенные проблемы с приватизацией, государство преуспевает в процессах национализации.

В воскресенье поздно вечером Кабинет министров утряс последние формальности и принял решение о вхождении в капитал Приватбанка. Государство станет 100-процентным собственником банка.

Обойдется это бюджету очень дорого.

На первом этапе Минфин для спасения банка выпустит облигаций внутреннего займа на 43 млрд грн. Общая потребность в капитале банка пока составляет 148 млрд грн, что является беспрецедентной суммой.

Единственное, что в этой ситуации может радовать, процесс передачи банка в руки государства происходит мирно. Значит, он не должен привести к необратимым последствиям в экономике.

За тем, как принималось решение, наблюдала ЭП.

Все решили за две недели

Утром состоялся брифинг главы НБУ Валерии Гонтаревой и министра финансов Александра Данилюка. Они выглядели уставшими, так как решение по Приватбанку утрясалось все выходные до поздней ночи.

За последний год НБУ провел более 30 встреч с владельцами и руководителями банка.

Активные действия регулятора начались примерно две недели назад. Тогда НБУ отправил в Минфин предложение об участии государства в выведении Приватбанка с рынка.

Но на тот момент с акционерами еще не было окончательной договоренности относительно передачи банка в руки государства.

Собственник Игорь Коломойский окончательное решение принял в начале прошлой недели. В понедельник-вторник, 12-13 декабря, в Женеве он обговорил процесс национализации с менеджментом банка, в том числе с главой правления банка Александром Дубилетом.

Затем Коломойский отправился на переговоры в Украину. В среду, 14 декабря, он встретился с премьером Владимиром Гройсманом. Для последнего главным был один вопрос: чтобы национализация банка прошла без конфликтов между регулятором и частными акционерами.

Вечером в АП состоялась встреча первых лиц государства. Президент был своего рода арбитром в дискуссии главы НБУ Валерии Гонтаревой и премьера, который не соглашался на национализацию. По информации источников ЭП, акционеры банка на эту встречу не попали.

Самым несговорчивым был второй по величине акционер Геннадий Боголюбов. Только к концу прошлой недели государство получило от него по факсу просьбу о национализации банка. Собеседники ЭП говорят, что решение он принял, находясь в ОАЭ. После этого свое добро дал и Гройсман.

В субботу, 17 декабря, до поздней ночи обсуждался сценарий национализации, в том числе порядок проведения  решения через СНБО. После получения согласия акционеров все уже шло по заготовленному плану. 

Основным сценарием для сформированной команды была национализация по статье 41 (1) закона о Фонде гарантирования вкладов. Статья предусматривала возможность для Минфина стать собственником банка за три дня.

Примерно к обеду в воскресенье, 18 декабря, на заседание собралось правление НБУ, которое решило признать банк неплатежеспособным. В учреждение отправилась сформированная команда из более ста человек, состоявшая в основном из сотрудников НБУ и Фонда гарантирования вкладов.

В это же время начали созывать СНБО и Кабмин. Ближе к полуночи правительство развеяло все интриги, объявив, что государство становится 100-процентным собственником Приватбанка.

Помимо этого, всем лидерам государства нужно было записать успокоительные сообщения, которые должны были успокоить население и предотвратить изъятие средств из банка. На протяжении последних дней вкладчики “выносили” из банка миллиарды гривень, что очень болезненно сказывалось на ликвидности учреждения.

Хорошего мало

Безусловным позитивом можно считать то, что акционеры и государство нашли решение, по которому розница банка пострадает минимально. Большинство вкладчиков не почувствуют никаких ограничений и смогут дальше пользоваться своими деньгами.

Корпоративные платежи приостановят всего на один день. Такие меры продиктованы процедурной необходимостью.

В то же время финансовое состояние банка оказалось даже более плачевным, чем предполагали аналитики. Об этом стало известно на брифинге. На него приглашали и Коломойского, но он не пришел и позже, возможно, пожалел.

По информации источников ЭП, некоторые вещи, которые озвучивала глава НБУ, например, относительно доли инсайдерских кредитов, не должны были выноситься в публичную плоскость. Озвученное на пресс-конференции оговаривалось заранее, но уже на этом этапе договоренности между акционером и НБУ нарушились.

По словам Гонтаревой, более 97% корпоративного портфеля банка, который составляет около 150 млрд грн, выдано инсайдерским структурам ФПГ “Приват”.

На брифинге глава НБУ сообщила, что 1 апреля 2015 года нехватка капитала равнялась 113 млрд грн. К 1 декабря 2016 года недостаток в капитале вырос до 148 млрд грн, ликвидность существенно снизилась.

Банк почти год не выполнял нормативы обязательного резервирования, а просроченная задолженность банка перед регулятором по стабкредитам составляла 14 млрд грн из общей задолженности 19 млрд грн.

Менеджеры Приватбанка на протяжении этого периода преимущественно спорили с НБУ о достаточности капитала.

На фоне этих данных заявления некоторых топ-менеджеров Приватбанка выглядят странно. После того как Кабмин официально объявил, что банк будет национализирован, “топы” банка начали дружно писать, что национализация случилась по причине информационных атак.

“Решение о добровольной и мирной передаче банка во владение государству было принято в тот момент, когда мы поняли, что эту информационную атаку мы можем не пережить, и что под угрозой могут оказаться наши клиенты”, — написал в Фейсбуке первый заместитель председателя правления банка Олег Гороховский.

О размере дыры в капитале и о сумме выданных инсайдерских кредитов первый зампред промолчал.

Если бы государство не вошло в капитал банка, он бы завалился до конца 2016 года.

Отдельным важным нюансом сделки между акционерами и государством являлось будущее отрицание властью факта выведения акционерами средств. Речь идет о 2 млрд долл, которые в 2014 году были выведены по импортным контрактам.

По информации источников ЭП, возвращать их акционеры не будут. Более того, они получили от властей гарантии неприкосновенности по этим эпизодам. Правоохранительные органы не станут обвинять их нанесении убытков государству.

По результатам аудита власть не должна говорить о выведении средств. Это стало значительной составляющей в цене добровольной передачи банка государству.

В руках бывших акционеров остается один важный инструмент. Окончательная стоимость для государства этой покупки во многом будет зависеть от того, будет ли обслуживать ФПГ “Приват” свои кредиты.

Глава НБУ заявила, что собственники взяли на себя обязательство реструктуризировать собственные ссуды. Однако по информации источников ЭП, акционеры банка еще не решили, как они будут относиться к этому обязательству.

Настораживает и нарушение каких-то договоренностей уже на брифинге, что вряд ли будет способствовать возвращению “инсайдерских кредитов”.

Пока существенным позитивом является то, что за процессом будет наблюдать МВФ. Европейский банк реконструкции и развития помогает формировать команду и строить корпоративное управление в банке. Также при определенных условиях ЕБРР допускает свое участие в возможной приватизации Приватбанка в будущем.

Заплатят все

Экстренно поданный президентом законопроект №5553 предлагает распространить гарантию полной суммы вкладов физических лиц на все государственные банки.

Сегодня государство гарантирует полную сумму вклада только в Ощадбанке.

Это, безусловно, затруднит привлечение вкладов другими банками на рынке. Такой законопроект противоречит требованиям международных кредиторов.

Для банковского рынка это неоднозначное событие.

С одной стороны, коммерческие банки могут ожидать ослабления позиций сильнейшего конкурента.

С другой стороны, чтобы успокоить население и обуздать панику, государство принимает решения, которые способствуют установлению государственной монополии на банковском рынке.

Самое неоднозначное в этом процессе то, что национализация Приватбанка по понятным причинам происходила кулуарно. В то же время, это безумно дорогая покупка за деньги налогоплательщиков. Также в этой сделке присутствуют политические договоренности.

Кроме того, пока нельзя ничего сказать о цене покупки для государства. Как показывает практика, подобные операции обычно стоят дороже, чем изначально озвученные цифры.

Однако даже нынешняя заявленная сумма необходимой докапитализации является абсолютным рекордом. Она означает, что каждый налогоплательщик заплатит за просчеты бывших акционеров и многолетнее бездействие государственного надзора по несколько тысяч гривень.

Александр МОИСЕЕНКО

Добавить в FacebookДобавить в TwitterДобавить в LivejournalДобавить в Google BuzzДобавить в LinkedinДобавить в Vkontakte 0

Что скажете, Аноним?

Если Вы зарегистрированный пользователь и хотите участвовать в дискуссии — введите
свой логин (email) , пароль  и нажмите .

Если Вы еще не зарегистрировались, зайдите на страницу регистрации.

Код состоит из цифр и латинских букв, изображенных на картинке. Для перезагрузки кода кликните на картинке.

ДАЙДЖЕСТ
НОВОСТИ
АНАЛИТИКА
ПАРТНЁРЫ
pекламные ссылки


metaltop.ru Rambler's Top100 miavia estudia

(c) Укррудпром — новости металлургии: цветная металлургия, черная металлургия, металлургия Украины

При цитировании и использовании материалов ссылка на www.ukrrudprom.ua обязательна. Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентства "Iнтерфакс-Україна", "Українськi Новини" в каком-либо виде строго запрещены

Сделано в miavia estudia.