Rambler's Top100
АНАЛИТИКА

Siemens и General Electric по-разному готовятся к интернету вещей

[18:35 05 декабря 2016 года ][The Economist]

Американский промышленный гигант торопится к выбранной цели. Немецкая фирма использует более продуманный подход.

Совсем немного времени понадобится, чтобы добраться от старой штаб-квартиры Siemens в Мюнхене к новой, которая была открыта в июне: немецкий промышленный конгломерат построил ее фактически по соседству со старой. Здание ультрасовременной и экологичной конструкции снабжено энергосберегающими датчиками, а стоки дождевой воды используются для слива в туалетах.

General Electric, большой американский конкурент Siemens, в скором времени также обзаведется новой базой. От старого офиса в пригороде Фейрфилда (Коннектикут) до нового в Бостоне — три часа езды. Его здание также сможет похвастаться большим количеством зеленых технологий, таких как огромный навес из панелей солнечных батарей, а также открытыми пространствами, доступными для общественности, коворкингом и лаунж-зоной. Там будут расположены лаборатории как для внутренних стартапов, так и для внешних.

Для двух промышленных гигантов эти новшества скорее не повод для хвастовства, а свидетельство происходящих внутри них преобразований. Обе фирмы переживают наиболее глубокие изменения в своей корпоративной истории, пытаясь перейти от физического производства машин к полностью цифровому бизнесу. Генеральный директор компании GE Джефф Иммельт утверждает, что они планируют войти в число лучших десяти мировых фирм разработчиков программного обеспечения с объемом продаж программ и услуг на сумму 15 млрд долларов уже к 2020 году.

Условно можно поставить эти две фирмы на одну планку. С годовым оборотом около 100 млрд долларов каждая, они представляют собой два крупнейших диверсифицированных промышленных конгломерата в мире. По мнению инвестбанка J.P. Morgan, около 70% их рынков пересекаются друг с другом.

Но на этом сходства заканчиваются. GE продает в основном большие, автономные продукты, такие как реактивные двигатели и локомотивы. Компания возможно выглядит как конгломерат отдельных подразделений, но у нее есть сильный центр, который позволяет ему быстро развиваться. Он также в значительной степени находится под влиянием технологических гигантов США.

В отличие от конкурента Siemens удерживает первенство в разработке продукта и автоматизации производства. Он уже имеет опыт работы в оцифровке всего жизненного цикла промышленного продукта, от проектирования до изготовления, так что в некотором смысле он уже ближе к IT-фирме, чем GE (хотя ему все еще предстоит долгий путь). Немецкая фирма является более децентрализованной, здесь несколько конкурирующих центров власти. Ее топ-менеджеры предпочитают тщательно взвешивать все варианты, но это не гарантирует хороших результатов: доходность Siemens вполовину ниже чем у американской фирмы.

Не удивительно, что две фирмы торят очень разные пути в направлении диджитализации. GE пытается полностью изменитьсебя, в то время как Siemens старается не рушить устоев. За тем что сработает лучше с интересом наблюдают другие компании из всех отраслей индустрии. Они хотят знать, что происходит, когда операционные технологии, представленные GE и Siemens, встретятся с информационными технологиями. Первые, как правило, организованы в вертикальных, соориентированных на конкретную отрасль изолированных отсеках, таких как производство станков и медицинского оборудования. Вторые, как правило, существуют в горизонтальных, сетевых слоях, таких как компьютерные операционные системы. Объединение их вместе может привести к чудовищной ошибке.

Данные уже давно имеет решающее значение для производства и сектора промышленных товаров. Siemens оцифровывает фабрики своих клиентов; типичный реактивный двигатель GE содержит сотни датчиков. Но теперь эти данные больше не отправляются в корзину, когда виджет вышел с конвейера завода или самолет приземлился. Благодаря более быстрому интернет-соединению, облачным технологиям и умным алгоритмам, информация теперь может быть легко собрана, сохранена в огромных “озерах данных” и проанализирована для проникновения в суть явлений и процессов.

Эта технология позволяет производителям создавать то, что Дэвид Гелернтер, ученый-новатор из Йельского университета, более двух десятков лет назад представил себе, как “зеркальные миры”. GE хочет построить подобного “виртуального” двойника каждой категории физического актива, который она продает, от локомотива до ветропарка. Это позволит инженерам тестировать продукты, прежде чем они построены, а также позволить им cкормить виртуальной модели реальные данные для повышения производительности. “Цифровой близнец является не только общей моделью, но и основывается на точных данных из реального мира”, объясняет Ганеш Белл, директор по цифровым технологиям GE Power.

Не такие уж однобайтные

Несмотря на то, что повышение эффективности для одного продукта может быть относительно небольшим, в масштабах всей экономики оно может сохранить миллиарды долларов в виде большей экономии для клиентов в течение всего срока службы оборудования. В более широком смысле, связывая физические и цифровые миры через “интернет вещей” (IoT) можно создать до 11 триллионов долларов экономической ценности ежегодно к 2025 году (по оценкам McKinsey Global Institute). Треть этой суммы может быть получено в сфере производства.

Однако, не только обещание таких доходов, побудило компанию Siemens и GE на собственный капитальный ремонт. Диджитализация несет угрозы. Если они не будут удовлетворять требования клиентов, которые желают реже менять свои машины и тратить меньше денег на их содержание, то за них это сделают другие. Крупные IT-компании, такие как Google и IBM могут перехватить контроль над виртуальной частью производства путем разработки программного обеспечения и услуг для оптимизации фабрик и цепочек поставок. Фактически они покусятся на большую долю прибыли машиностроителей.

В ответ на подобную угрозу GE инвестировал с 2011 года миллиарды долларов в платформу данных под названием Predix. GE хочет, чтобы система стала для машин, тем же что и Android для смартфонов: доминирующим промышленным “приложением” для управления, например, кластерами ветровых турбин и парком локомотивов. GE создала Predix “открытым”, а это означает, что она не только может работать со своими собственными машинами или собственными приложениями. Например, Pitney Bowes, производитель сверхмощных почтовых систем и продуктов, использует эту платформу для анализа данных машин собственного производства, для улучшения управления ими.

GE также использует Predix как способ встряхнуть свою внутреннюю организацию. Она создала отдельное подразделение программного обеспечения в Сан-Рамон, недалеко от Силиконовой долины, чтобы развивать его. “Мы инкубируем этот блок отдельно, так как в противном случае он мог бы быть убит головной организацией,” объясняет Билл Рух, который возглавляет GE Digital. Только в сентябре прошлого года он провел запуск слияния с другими цифровыми подразделениями компании, в том числе с существовавшим до этого IT-департаментом. Он взаимодействует со всеми другими частями GE, убедившись, например, что алгоритмы для управления электродвигателями в локомотиве, могут также быть использованы для аналогичных устройств ветряной турбины или электростанции.

GE меняет свою культуру и в других направлениях. Как промышленный конгломерат, компания была известна своей одержимостью методом управления Six Sigma. Этот способ использует статистические данные для постепенных улучшений управления во всех его аспектах, и приближает компанию к совершенству. В настоящее время GE хочет перевернуть эту страницу, став ближе миру стартапов и начать делать ошибки — такой подход называется FastWorks. Идея заключается в том, чтобы больше экспериментировать и разрабатывать так называемые минимально жизнеспособные продукты, которые могут быть быстро отброшены, если не взлетят.

Меняя свое мировозрение

Цифровое преобразование Siemens, по-видимому, идет медленнее (хотя это может быть отчасти потому, что ее менеджеры меньше распространяются о достижениях фирмы). Его основное внимание по-прежнему сосредоточено на программном обеспечении с учетом отраслевых вертикалей, таких как здравоохранение и производство, а не на горизонтальной платформе, чтобы это ПО могло соответствовать всем секторам сразу. Только в последнее время Siemens плотно занялся маркетингом MindSphere, собственным эквивалентом Predix. “Наши клиенты живут в мирах, которые сильно отличаются друг от друга”, — объясняет Хорст Кайзер, руководитель стратегического подразделения немецкой фирмы. Помимо прочего Siemens стремится не рассердить такую важную для него группу клиентов как производители станков, которые используют компоненты от Siemens. Они хотят поддерживать прямые взаимоотношения со своими промышленными потребителями, а не взаимодействовать с ними через такую платформу как MindSphere.

Поскольку MindSphere играет менее важную роль внутри Siemens, чем Predix в рамках GE, организационные изменения в немецкой фирме носят менее радикальный характер. Тем не менее она пытается открыть себя для идей извне. Внутренние стартапы Siemens всегда зависели от милости бюджетного процесса, что на практике часто означает, что в случае возникновения проблем они первыми теряют финансирование. В июне фирма создала отдельный дом для таких проектов под названием next47 (Siemens был основан в 1847 году в берлинском дворе), который частично представляет собой инкубатор, а частично — инвестиционную фирму. Для его запуска были наняты американцы, но вместо того, чтобы создавать этот проект в немецкой столице, которая сегодня обладает процветающей экосистемой для запуска стартапов, он тем не менее останется в Мюнхене.

Siemens также начал посылать старших сотрудников в так называемых “учебные экспедиции” в стартапы, чтобы они увидели, как можно работать по-другому. Его сотрудникам сегодня рекомендуется общаться, нарушая внутриорганизационные барьеры, в том числе — непосредственно с боссами. Компании придется делать это независимо от ее приоритетов в цифровой сфере; Siemens славится своим неприятием риска и чрезмерной приверженностью жесткой иерархии — это не самый лучший способ привлекать молодые таланты в Германии.

На других IT-рынках одна фирма может быстро сформировать монополию: идет речь об он-лайн поиске (Google), компьютерных операционных системах (Microsoft) или же о корпоративных базах данных (Oracle). Некоторые считают, что аналогичная ситуация может сложиться и на этом рынке. GE уже достаточно далеко продвинулся на своем пути к созданию “экосистемы” для Predix, говорит Николас Хейман из William Blair, инвестиционного банка. Американский конгломерат договорился о партнерстве с крупными операторами связи, консультантами и системными IT-интеграторами, не в последнюю очередь, чтобы получить доступ к внешним источникам данных.

Тем не менее, потребительский рынок и b2b сегмент сильно отличаются. Такие услуги как интернет-поиск и социальные сети легко масштабировать, поскольку потребности в них у людей по всему миру примерно одинаковы. С другой стороны, конкретные отрасли и компании часто имеют специфические требования, которые требуют индивидуальных подходов, а не универсальной платформы, которая пытается быть всем для всех машин. Здесь больше применим клиенто-ориентированный подход Siemens.

Отношение Siemens к данным своих промышленных клиентов также может сработать лучше чем подход GE. В то время как индивидуальные потребители по большому счету готовы отказаться от приватности на таких платформах как Google или Facebook, большинство компаний стараются не попасть в такую западню. Являются ли они производителями станков или управляющими заводов, они ревностно охраняют свои данные, потому что знают, сколько эта информация стоит. Оба игрока — GE и Siemens — утверждают, что их клиенты сохранят контроль над своими данными в новом оцифрованном мире, но остается вопрос, кто же будет владеть алгоритмами, которые генерируются с использованием этих данных. GE настаивает на своем праве собственности, Siemens — здесь гораздо менее категоричен.

Таким образом, маловероятно, что одна платформа будет доминировать в промышленном интернете. Там будет достаточно места для Predix, MindSphere и других сервисов, заключает Андреас Уилли из J.P. Morgan. Тем не менее, GE кажется лучше подготовлен к цифровому будущему. Фирма сегодня имеет гораздо более гибкую структуру, которая позволяет ей быстрее разворачиваться на марше. Siemens напротив, до сих пор живет в более замкнутом вертикальном мире. В новых штаб-квартирах обоих компаний есть небольшие музеи, посвященные их корпоративным корням. Угадайте, какой из них вы можете посетить лишь строго по предварительной записи.

Добавить в FacebookДобавить в TwitterДобавить в LivejournalДобавить в Google BuzzДобавить в LinkedinДобавить в Vkontakte 0
 

Скопируйте нижеприведенный код в ваш блог.

Статья в вашем блоге будет выглядеть вот так:


Siemens и General Electric по-разному готовятся к интернету вещей

Американский промышленный гигант торопится к выбранной цели. Немецкая фирма использует более продуманный подход.

[2016-12-08 13:45:03] [ Аноним с адреса 178.33.160.* ]

Многа букафф, но одно осталось непонятно - какие реальные ништяки принесет вся эта движуха. Ну кроме экономии воды в офисных унитазах. Сдается мне что это пыль в глаза инвесторов и ничего более.

Что скажете, Аноним?

Если Вы зарегистрированный пользователь и хотите участвовать в дискуссии — введите
свой логин (email) , пароль  и нажмите .

Если Вы еще не зарегистрировались, зайдите на страницу регистрации.

Код состоит из цифр и латинских букв, изображенных на картинке. Для перезагрузки кода кликните на картинке.

АНАЛИТИКА
НОВОСТИ
ДАЙДЖЕСТ
ПАРТНЁРЫ
pекламные ссылки


metaltop.ru Rambler's Top100 miavia estudia

(c) Укррудпром — новости металлургии: цветная металлургия, черная металлургия, металлургия Украины

При цитировании и использовании материалов ссылка на www.ukrrudprom.ua обязательна. Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентства "Iнтерфакс-Україна", "Українськi Новини" в каком-либо виде строго запрещены

Сделано в miavia estudia.