Постоянный адрес:

Почему IKEA — не показатель

Олег КАЛИТА 13:05 20 декабря 2017 года
В соцсетях разгоняют очередную “перемогу” из серии “к нам приехал, к нам приехал, Ryanairчик дорогий”. В этот раз по поводу очередного прихода в Украину одной из крупнейших в мире торговых сетей по продаже мебели и товаров для дома.

Захлебывается от восторга министр инфраструктуры Владимир Омелян:

“Коли починаєш вірити в Святого Миколая...

Сьогодні: IKEA, Hutchison Ports і ще одна дуже довгоочікувана добра звістка...

Скоро:)

Ми прозвітували про досягнення 2017, але продовжуємо працювати!

Рік ще не закінчився:) “

Аналогичными панегириками IKEA сегодня пестрит френд-лента любого типичного представителя “креативного класса”.

Нынешнему ажиотажу предшествовала долгая арт-подготовка. Полтора года назад директор экономических программ Украинского института будущего Анатолий Амелин писал:

“KPI для нового правительства:

Если в течение 6 мес IKEA начнет процесс вхождения в Украину, то они справились!))

P.S. Кто знает требования IKEA, тот поймет;)”

На самом деле, учитывая, что партнером по выходу на украинский рынок IKEA стал такой мутный тип как Вагиф Алиев, уже все ясно и говорить об особой требовательности голландской компании (хотя все считают, что IKEA — шведская компания, на самом деле с 1982 года она перерегистрирована в Нидерландах, дабы платить меньше налогов) не приходится. В мае глава правления ЧАО “Мандарин Плаза” Александр Черницкий заявил о планах IKEA стать якорным арендатором ТРЦ “Южный” площадью 450 тысяч квадратных метров, который Алиев собирается возвести на месте столичного недостроя 30-летней давности “Ледового стадиона”. И “голландцы” это заявление проглотили.

Впрочем, вся история взаимоотношений IKEA с Украиной говорит о том, что у “голландцев” еще те тараканы в голове. Начиная с 2004 года (то есть с Кучмы) они последовательно встречаются со всеми президентами Украины, однако, открыть  ни одного магазина здесь так и не сподобились.

В столице вопрос (как при Омельченко, так и потом — при Черновецком) упирался в нежелание градоначальников разрешить IKEA вырубить для участка под магазин 60 гектаров леса в направлении Борисполя. Предложенные киевской властью альтернативные варианты размещения магазина “голландцев” не устроили.

После этого в 2009 году IKEA заявила о планах построить через два года свой первый магазин в Украине уже в Одессе. Здесь был куплен участок, начал набираться персонал на 4 тысячи позиций, но в 2010 году голландцы официально заявили, что замораживают все проекты в Украине. Поводом якобы стала коррупция, с которой IKEA столкнулась на уровне местной власти: в облгосадминистрации, куда иностранный инвестор обратился за необходимыми документами, ему прямо назвали цену вопроса — 2 млн долларов.

Объяснение так себе, если принять во внимание, что исход IKEA из Украины не ограничился закрытием одесского проекта. В 2010 году голландцы продали в нашей стране все производственные активы: два деревоперерабатывающих завода и мебельную фабрику, расположенные в Ивано-Франковской и Закарпатской областях.

Видимо, в условиях мирового финансового кризиса IKEA посчитала за лучшее “самовыпилиться” из Украины и сосредоточиться на как ей казалось более перспективных рынках: китайском (где на тот момент голландцы как раз возводили 8 магазинов) и российском.

Менеджеры IKEA были откровенно влюблены в наших северных “соседей”. И походя, как бы между прочим, поливали дерьмом нашу страну. Председатель совета директоров “ИКЕА Россия” Леннарт Дальгрен заявлял: “Мы несколько лет назад открылись в России. Это одна из наиболее коррумпированных стран в мире. Но по сравнению с Украиной даже Россия выглядит белее снега”.

Исходя из тогдашнего контекста заявление более чем дикое. Как раз в 2010 году IKEA заключила мировое соглашение с российским бизнесменом Константином Пономаревым, по которому он получили компенсацию в 25 млрд рублей (на тот момент — более 800 млн долларов).

Конфликт Пономарева с голландской компанией длился с 2006 года. Спор касался аренды 200 дизельных электростанций для энергоснабжения гипермаркетов в Санкт-Петербурге. В 2008 году IKEA перестала платить за их аренду, заявив,  что стоимость аренды генераторов (согласно договору заключенному ее топ-менеджерами) была значительно выше рыночной.

После заключения в 2010 году мирового соглашения, Пономарев не успокоился — потребовал доплатить ему еще 33 млрд руб. В итоге в декабре 2016 года районный суд по требованию Пономарева арестовал на счетах IKEA в России 9,3 млрд руб в качестве обеспечительных мер по новому иску.

И тут IKEA наконец повезло: в июне этого года Пономарева посадили. Однако, не за мошенничество с иностранным инвестором. Просто он заигрался решил провернуть аналогичную схему, но уже в оккупированном Крыму. В итоге его обвинили в хищении 5,5 млрд рублей у “Кубаньэнерго”, которой он предоставил в пользование 71 дизельный генератор для обеспечения аннексированного полуострова электричеством. 

Очевидно, что если бы Пономарев не посягнул на интересы России в столь щепитильной сфере, то эта бы история скорее всего закончилась тем, что с IKEA взыскали бы еще полмиллиарда долларов. Во всяком случае стенания российского бизнес-омбудсмена Бориса Титова о том, что “подобные скандалы с крупной иностранной компанией негативно сказываются на инвестиционной привлекательности всей страны”, никакого результата не имели.

Какова мораль этой истории? Пожалуй, вечная: “не сотвори себе кумира”. Великие тоже лажают. И если лажают, то уже в эпических масштабах.

Безусловно, приход такого крупного розничного игрока как IKEA благая новость и для украинских потребителей, и для всего нашего рынка. Однако, для самой компании отсрочка в почти полтора десятилетия с выходом в Украину — это реальный факап.

Очевидно, что для любой ритейл-компании базовый показатель перспективности любого рынка — это покупательная способность населения. И в 2005-ом, и даже в 2010-ом она в “самой бедной стране Европы” была однозначно выше чем сейчас.

Да и с точки зрения коррумпированности окружение Виталия Кличко способно дать 100 очков вполне себе вегетарианской (как по нынешним меркам) команде Сан Саныча Омельченко.

Если IKEA не захотела зайти на наш рынок в более жирные и спокойные времена, то закономерен вопрос: а стоит ли вообще начинать? А то опять придется вещать про “грязную Украину”.